Subscribe to be notified for updates: RSS Feed

Теория хаоса

Теория хаоса от М. Мауса

О лег Евгеньевич Котельников – фигура легендарная. Без него невозможно представить альтернативную культуру 1980-х, бешеный драйв которой озарил своей ярко-цветастой энергией время «перестроечных» надежд. Художник, поэт и музыкант Олег Котельников — активный деятель всего чего только можно в искусстве Ленинграда с середины 1970-х и до сего момента. Олег Котельников и Тимур Новиков учились в одном классе и даже сидели за одной партой, и до конца жизни Тимура были ближайшими друзьями. Еще в 1976 году они организовали музыкальную группу «Монсетрз», чье творчество в жанре черного юмора сильно повлияло на формирование такого оригинального явления конца 80-х, как «Некрореализм» (а по словам самого Котельникова просто перевоплотилось в него). С 82 года началась целая эпоха: образовалась группа «Новые художники», ставшая позднее почти что безграничной в своем составе. И Котельников, один и её лидеров, малевал полотна в «диком стиле» на любой поверхности от банального холста до занавески в ванной. Именно Олегу принадлежит изобретение главного лозунга ленинградского искусства 80-х «АССА-Е-Е». Если приглядеться, на его картинах нет-нет, да и выпрыгнут где-нибудь заветные буквы. «АССА» назвалась галерея в квартире Тимура Новикова, где у Котельникова в 83-м состоялась первая персональная выставка, которая была у него единственной вплоть до распада Советского Союза. Так появилось и название известного всем фильма. А удивительные «Сны Бананана» — ни что иное, как авторская продукция Олега Котельникова, сделанная в студии параллельного кино «Мжалала-фильм». Одновременно с изобразительным искусством Котельников все время занимался музыкой, играл в группе Андрея Панова (Свина) «Автоматические удовлетворители» (в которой начинал и Виктор Цой) и «НЧ/ВЧ», работал с «Поп-Миханикой» Сергея Курехина, а еще делал им и «Кино» декорации к концертам.

К огда Тимур Новиков резко сменил художественный курс, Котельников в отличие от многих, не ушел за ним в неоакадемизм. Остался верен эстетике ярких красок и иногда «до смеха» мрачных сюжетов. В 1991 году Новиков и Сергей Бугаев (Африка) подарили часть своих собраний произведений «Новых художников» в Русский музей. Так «Новые» и с ними Олег Котельников оказались в одном из главных музеев страны. Причем работ было столько, что даже хватило на персональную выставку Олега в 2001. Меньше месяца назад мы имели счастье созерцать ретроспективу группы под названием «Новые идут!» в Московском музее современного искусства. Конечно, там было много работ Котельникова. А состоявшийся двумя годами раньше показ «Новых» в ГРМ даже назывался по одной из ранних картин Котельникова «Удар кисти». По-моему, лучше названия не придумаешь. И к выставке, и ко всему раннему творчеству художника. Столь экспрессивны были его опыты 80-х. «Рисовалось все по-разному, минут от пятнадцати до часу», — вспоминает он. Сюжеты того времени можно объединить словами Михаила Бахтина «Смеяться, когда нельзя». Операции, бойни, санитары-оборотни, больные. Нет, конечно, были и оптимистичные картины, но все же увлечение некоторой «чернушкой», невозможно отрицать. В картине «Больной» (сер.1980-х) – в виде скелета изображен и герой картины, и рентгеновский снимок, выполняющий здесь роль известного символа бренности жизни. А вот картина «Пре-красная баба» (1984), которая, на полном серьезе, изображает обнаженную женщину с ярко-красным телом. В углу вновь череп с костями. В картине «Арт-манеж» (1984-85) художник доводит ситуацию совсем уже до полного абсурда. Запихивает в детский манеж скелетов-маденцев, словно намекая на то, что на выставке одни инфантильные монстры. И вновь в углу как в лучших традициях аллегорических изображений – череп. При вот такой нарочито детской буквальности манеж – так манеж, пре-красная, так красная.

фото